Цифровая подстанция: решения, опыт, перспективы развития
Конференция
 
Международный форум «Электрические сети» г.Москва
Дата проведения
 
04.12.2018 - 07.12.2018
 
В настоящее время ведется широкое обсуждение прорывных технологий, каждая из которых имеет большое значение в контексте цифровой трансформации электроэнергетики. В то же время следует обратить внимание на необходимость выработки типовых требований к цифровым высоковольтным подстанциям и цифровым электрическим сетям, которые должны быть построены с широким использованием указанных прорывных технологий. Целесообразно изучить имеющиеся проекты цифровых высоковольтных подстанций и цифровых электрических сетей, обратиться к опыту реализации подобных проектов, а также провести широкое обсуждение перспективных направлений развития концепции цифровых высоковольтных подстанций и цифровых электрических сетей. Какие компоненты должны включать в себя цифровая высоковольтная подстанция и цифровая электрическая сеть? В какой последовательности следует внедрять компоненты, чтобы обеспечить эффективность процесса цифровой трансформации в части оптимизации соотношения величины затрат и объема получаемых результатов?
Как обеспечить должную степень независимости и безопасности цифровой трансформации в сложившихся политико-экономических условиях? Какими должны быть национальные стандарты цифровой высоковольтной подстанции и цифровой электрической сети?

Модератор: Алексей Хохлов, Руководитель направления «Электроэнергетика», Московская школа управления СКОЛКОВО

Участники сессии конференции:
 

Алексей Хохлов: Всем добрый день! Добро пожаловать на нашу панельную дискуссию, посвящённую вопросам цифровой подстанции. Эта тема актуальная. Количество спикеров панели и количество людей в зале об этом очень ярко свидетельствуют. Я постараюсь сейчас представить наших спикеров. С нами сегодня Андрей Майоров – заместитель генерального директора, главный инженер ПАО «Россети». Добро пожаловать!

Меня зовут Алексей Хохлов – руководитель направления «Электроэнергетика» Московской школы управления «Сколково». Я буду сегодня эту уважаемую панель модерировать.

Цифровая подстанция – это не какое-то отдалённое будущее, а, по сути, уже явление, ставшее реальностью, над которым «Россети», «ФСК» работают много лет. Есть много уже готовых, введённых объектов и поэтому основные вопросы на самом деле, которые мы в рамках дискуссии затронем, они не касаются каких-то гипотетических будущих перспектив, а реальный опыт, который компании, присутствующие у нас на панели, уже получают в процессе реализации этих проектов. Я не буду их зачитывать, но они на слайде приведены.

Мы все знаем, что присутствующие компании – лидеры в своей определённой отрасли, поэтому просьба удержаться от фокуса на ту продукцию и услуги, которые вы выпускаете, и порассуждать на тему цифровых подстанций: что это такое, из каких компонентов они состоят, какая архитектура может быть выстроена, преимущества и недостатки внедрения таких подходов. А с первым докладом я прошу выступить Андрея Майорова и, собственно, передам ему слово.

Андрей Майоров заместитель генерального директора, главный инженер ПАО «Россети».

Андрей Майоров: Добрый день, уважаемые коллеги. Цифровая трансформация отрасли требует перехода от аналоговых способов управления к цифровым. В настоящее время в управлении ПАО «Россети» находится более 14 тыс. подстанций 35-110 кВ и выше и все они разные. Ключевая фраза – «все они разные». У них разное оборудование, разное программное обеспечение и крайне сложно объединить их в единую цифровую электрическую сеть. Для решения задачи по оптимизации операционных и капитальных расходов, а также для построения единой цифровой электрической сети требуется унификация оборудования, программного обеспечения, процессов обслуживания и управления подстанциями. Вот как будет выглядеть эта цифровая подстанция: 4 уровня – I уровень – Уровень процесса – все данные от коммутационных приборов передаются посредством коммутаторов на Шину процесса, обрабатываются и передаются на Шину подстанции и дальше, по необходимости, вся масса идёт на Сервер подстанции. Отклонения и важные параметры на АРМы операторов и выше – на Уровень сетей, там, где необходимо принимать решения, где находится Центр управления сетями, куда мы получаем отклонения, Инженерный центр, куда мы получаем данные мониторинга и коммерческого учёта, все остальные параметры уходят на Сервер виртуализации.

Первое, что нужно было сделать – это разработать стандарт цифровой подстанции, то, о чём мы сегодня говорим, для того, чтобы все вновь строящиеся питающие центры были построены по единым правилам и требованиям, все питающие центры, находящиеся сегодня в эксплуатации, по мере выхода из строя оборудования модернизировались по тем же самым правилам. Реконструкция этих подстанций шла по определённым требованиям и стандартам. Вот для этого стандарт был подготовлен, он сегодня находится на шлифовке. К понедельнику следующей недели будет готов и будет отправлен сообществу для получения критики. Структурно стандарт выглядит так, как изображено на слайде, я комментировать не буду.

Презентация. Цифровая подстанция. ПАО «Россети»

Основные свойства стандартной цифровой подстанции:

  • Шина процесса, построенная с учетом положений МЭК 61850, с системой инструментальной синхронизации времени;
  • Виртуализированное оборудование уровня присоединения;
  • Дистанционный мониторинг и управление первичным и вторичным оборудованием;
  • Дистанционный мониторинг и управление инженерными, охранными и иными технологическими системами;
  • Интеграция подстанции в систему цифровой электрической сети и цифрового предприятия электросетевого комплекса;
  • Важно отметить, что она без постоянного дежурного персонала.

Особое внимание в проекте стандарта уделяется требованиям по обеспечению информационной безопасности, в том числе следующим:

  • Реализация процедур строгой многофакторной идентификации и аутентификации;
  • Применение средств электронной подписи и криптографической защиты информации (Мы все понимаем, что вопросы информационной или кибербезопасности – сегодня это важный вопрос, это важное требование федерального законодательства, и мы обязаны ему следовать, поэтому в стандарте специальный раздел есть по информационной и кибербезопасности);
  • Разграничение доступа на всех технологических уровнях (физический, сетевой и т.д.);
  • Централизованная регистрация событий безопасности по защищенным каналам;
  • Использование встроенных механизмов резервирования и восстановления конфигурации и данных;
  • Отсутствие негативного влияния организационных и технических мер защиты информации на штатный режим функционирования ПТК цифровой ПС;
  • Осуществление выбора средств защиты информации с учетом необходимых затрат на внедрение и эксплуатацию, совместимости с программным обеспечением и техническими средствами цифровой ПС применение средств защиты информации, прошедших оценку соответствия согласно требованиям законодательства Российской Федерации о техническом регулировании.

Переход к цифровой подстанции

  • Все новые подстанции должны быть спроектированы и построены как «цифровые» с использованием цифровых измерительных трансформаторов, шиной процесса по МЭК 61850, системами дистанционного мониторинга и управления всем оборудованием, без постоянного дежурного персонала.
  • Прежде всего цифровизацию существующих подстанций необходимо осуществлять посредством дооснащения аналогово-цифровыми и дискретно-цифровыми преобразователями (ПАС/ПДС) и системами дистанционного мониторинга для создания шины процесса по МЭК 61850.
  • По мере окончания срока амортизации и (или) полного выхода из строя коммутационного и измерительного оборудования подстанции следует преобразовывать в «цифровые» посредством дооснащения системами дистанционного управления всем оборудованием, переоснащения цифровыми измерительными трансформаторами, перевода подстанций в режим «без постоянного дежурного персонала».

Ожидаемые результаты перехода к цифровой подстанции:

  • По экспертным оценкам переход к цифровым подстанциям позволит сократить капитальные затраты (CAPEX) на 15 %, эксплуатационные затраты (OPEX) – на 30% в год;
  • Внедрение цифровых подстанций – это первый, необходимый и важный шаг на пути цифровой трансформации электроэнергетической отрасли (Это основной элемент будущей цифровой сети);
  • Цифровые подстанции и созданные на их базе цифровые электрические сети в итоге обеспечат успешную реализацию в России концепции перехода к «ИНДУСТРИИ 4.0».

Спасибо за внимание!

Алексей Хохлов: Спасибо, Андрей. Один вопрос Вам хочу задать: в этом году у наших соседей была введена подстанция в Сколково – «Медведевская». Она уже соответствует всем этим требованиям и стандартам и является неким плацдармом или это какой-то переходный пока объект?

Андрей Майоров: Скажем так, это 90% от будущей стандартной цифровой подстанции.

Алексей Хохлов: То есть в принципе на это можно ориентироваться с точки зрения, как это выглядит в железе, в металле, в проводах. На 90% это выглядит вот так?

Андрей Майоров: Да, именно так.

Алексей Хохлов: Спасибо большое за выступление.Следующим я попрошу высказаться Алексея Баталова, «Таврида Электрик», заместитель директора.

Алексей Баталов, «Таврида Электрик», заместитель директора

Алексей Баталов: Я представляю компанию «Таврида Электрик». Можно однозначно отметить, что сейчас в России идёт активное внедрение и обкатка такого интересного для энергетики и перспективного направления, как цифровые подстанции. Сейчас идёт много новых проектов. Конечно, большинство их проходит по сетям и мы в них активно принимаем участие, нарабатываем собственный опыт.

Я хочу сказать, что сейчас такая стадия, что все пилотные проекты, которые реализуются, направлены на то, чтобы понять и нащупать ту золотую середину. Она позволит обеспечить те ключевые показатели, которые ставятся перед цифровой подстанцией.

В первую очередь, как Андрей Владимирович сказал, это снижение CAPEX, OPEX и уменьшение количества оперативного персонала в целом в рамках эксплуатации энергообъекта.

За рубежом, на самом деле, ситуация примерно аналогичная – все сейчас набивают шишки. Мы тоже видим, что пока идет определение стандартов. Как сказали, стандарт будет завершен на следующей неделе, передан на обсуждение энергетического сообщества.

На самом деле без пересмотра существующих стандартов и в принципе подходов к организации таких объектов, как подстанции, мы тот продукт, который позволит нам выйти на уровень «ИНДУСТРИИ 4.0», к которому мы стремимся, он, конечно, невозможен. То есть нужно пересматривать догматы.

Мы со своей стороны в этом направлении движемся в плане того, что подстанция как таковая, коли она становится цифровой, это однозначно должно быть решение, которое можно заказать, грубо говоря, одной позицией. Это решение как бы «из коробки». То есть все аппараты и... безусловно, должны быть заложены в цифровом проекте. Мы сейчас ведем активную работу в этом направлении.

И хотел бы отметить, что основная область исследований, которая лежит сейчас по цифровым подстанциям, это в основном вторичные цепи релейной защиты и так далее. Мы же сейчас понимаем, что без изменений первичной, силовой части, без пересмотра в принципе понятия «компоновки подстанции», построения ее как таковой, успешный коммерческий продукт у нас не получится.

Первым шагом в этой области стала реализация нашей... и представление подстанции «Нефтегаз», которая в 2 раза быстрее по строительству, на 20% дешевле. Дальше мы будем переходить к электросетевому комплексу, потому что в «Россети» требования гораздо жестче по вопросам информационной безопасности. Всё это будет прописано в стандарте. Мы как производитель оборудования постараемся максимально учесть и в наших продуктах реализовать.

Конечно, было очень интересно, коллеги из Китая говорили о квантовой защите информации в рамках подстанции. Я читал эту технологию. Это в очень-очень далеком будущем. Не знаю, как прогресс пойдет. Но, конечно, нам есть к чему стремиться и перенимать опыт у коллег. Спасибо.

Алексей Хохлов: Спасибо, Алексей, за Ваши ремарки. Фактически мы живем во время, которое, перефразируя название известного фильма, можно назвать «временем первых» в части цифровых подстанций.

Алексей Баталов: Да, безусловно, на нашем веку сейчас происходит изменение истории, то есть творится то, к чему мы в перспективе будем двигаться в ближайшие годы.

Алексей Хохлов: Скажите, еще в части национального стандарта. Китайский коллега показал международную линейку и длинную линейку китайских национальных стандартов, там после длинного перечня поставлено многоточие. Очевидно, что много документов. В этой части, какую работу, как Вы считаете, предстоит сделать?

Алексей Баталов: Значит, в этой части, я хочу сказать, что у нас в компании всегда есть такой принцип: в первую очередь мы перед собой ставим цели и задачи, а потом уже разрабатываем технические решения. Мы всегда говорим о том, что цифра не должна быть ради цифры. Мы должны четко поставить критерии, по которым мы должны оценить полученный эффект от реализации проекта. И МЭК 61850 – это не догмат, что вот так должно быть реализовано. Правильно коллеги говорят, что есть внутренний стандарт и есть другие протоколы. Возможно, на различных классах напряжения применение такого, стандарта необоснованно и приведет к увеличению стоимости излишнего функционала. То есть здесь нужно подходить с рациональной точки зрения к этим вопросам.

Андрей Конев, генеральный директор АО «Монитор Электрик»

Андрей Конев: Меня позвали рассказать немножко о тех работах, которые мы проводили в «Интерэнерго». Это некий взгляд сверху на цифровую подстанцию из центра управления – центра управления электрической цифровой сетью, в том числе цифровым РЭС. В первую очередь, о чем хотелось бы сказать. У нас несколько работ в «Интерэнерго» было выполнено. Основная работа, которую мы здесь озвучим, это проект «Олимп». Какие основные особенности, на что я хотел бы обратить внимание. Обо всем не расскажешь. Только некоторые моменты хотел бы осветить.

Презентация. Цифровая подстанция. АО «Монитор Электрик»

Это была система, которая еще до того, как вышло распоряжение об укрупнении оперативно-технологического управления, она уже была построена по принципу централизации, то есть мы всю сеть «Интерэнерго» завели в общую систему. Она была по двум системам, по двум ЦОД распределена с точки зрения катастрофоустойчивости, чтобы все вопросы закрыть. Но по сути это одна единая система. Она довольно большая. Она включает в себя порядка 9200 подстанций. И мы начали более осознанно понимать, увидели, что такого рода большие системы поднимают серьезные вопросы, связанные с поддержанием цифровой модели сети в актуальном состоянии. И здесь как раз приходит время, когда нужно совмещать стандарты цифровой подстанции со стандартами общей информационной модели.

Еще в 2008 году, по-моему, американский институт EPRI провел соответствующее исследование. Документ так и назывался, по-моему, «Белая книга: гармонизация 61850 и общей информационной модели 61970».

Мы смотрели этот документ и в 2010 году провели некоторые опыты, исследования, загружали проекты цифровой подстанции в формате SSD вполне успешно. Таким образом, мы увидели, что можно очень значительно увеличить инжиниринг данных. Мы сейчас видим, что некоторые европейские страны, которые в этом чуть раньше начали нас, далеко не все, некоторые организации, которые нас немножко опережали, на самом деле, организовали достаточно агрессивную автоматизацию. Задача работы с большими данными, вопросами наполнения, сведения всех систем в одну, уменьшения количества оперативного персонала приводят к тому, что эти задачи автоматизации становятся очень важными.

Алексей Хохлов: Спасибо большое, Андрей. Спасибо в том числе, что напомнили нам, что подстанция цифровая вещь в себе отчасти более широкой системы и сети, которая тоже должна соответствующим образом развиваться. Ваш почти сосед, Роман Неуступкин, прошу Вас высказаться. Советник генерального директора «Русатом Автоматизированные системы управления».

Роман Неуступкин. Советник генерального директора «Русатом Автоматизированные системы управления».

Роман Неуступкин: Да, добрый день, господа. «РАСУ» является на сегодняшний день ответственным интегратором за создание и продукты для электроэнергетики, а также ответственным за цифровую энергетику. И один из продуктов «Русатома» обозначен – это ЦПС. У нас, конечно, поменьше сетей, чем у «Россети», но как бы есть и свои станции, и свои предприятия, соответственно, создаем продукт не только для себя, но и для внешнего рынка.

Презентация. Цифровая подстанция. «Русатом»

Один из проектов (РЭЕСК), который в последующем переродился в национальный проект «Разработка и внедрение цифровых электрических подстанций и станций», был запущен в конце 2016 года, к сожалению, национальные проекты не несут под собой никаких финансовых средств. Но в тот момент был запущена 28 сентября дорожная карта «ЭнерджиНет», была утверждена, и это проект был переложен в цифровую подстанцию НТИ. К сожалению, этот документ так и находится на сегодняшний день в Министерстве энергетики, он был согласован профессиональным сообществом и «Россети». Но, к сожалению, находится там. Хотя продукт был направлен на создание единого органа, то есть на консолидацию позиций участников рынка. Формирование необходимых нормативно-правовых актов, нормативно-технических документов, включая стандарты так всем необходимые, то есть все необходимые правила, в том числе, без которых мы не можем получить на сегодняшний день экономику, на сегодняшний день пока цифровая подстанция дороже, чем есть. Но, к сожалению, пока эти проекты так и не были запущены.

На сегодняшний день основным консолидатором по развитию цифровых подстанций является «Системный оператор» в лице Жукова Андрея Васильевича и «Россети».

Вот идея проекта как раз, где один из результатов являлось разделение все-таки железа и ПО. Продукт, планируемый к разработке в рамках проекта, должен составить конкуренцию решениям, поставляемым мировыми лидерами в этой области.

За счет предлагаемой модели возможно значительное снижение себестоимости подстанций по сравнению с аналогами, при сохранении или улучшении технических характеристик и надежности работы, появлении новых функциональных возможностей при работе в энергосистемах за счет применения цифровых технологий и изменения нормативно-технического и нормативно-правового поля.

Но сейчас, как я уже сказал, пока нет консолидации. Из-за этого у нас проекты по цифровым подстанциям, они внедряется, внедряются давно, наверное, практически в каждом решении, которое типовое решение по строительству либо модернизации подстанции – есть уже предметно-цифровые решения. Но, к сожалению, сказать подстанция цифровая или нет, пока нет действующего нормативного акта, что такое цифровая подстанция, и какой уровень цифровизации необходим – наверное, говорить рано.

Мы немножко пока, как «Росатом» и как «РАСУ», наверное, не готовы быть лидерами в этой части и собрать сообщество. Хотя вот мы тоже готовим свой продукт, о котором мы неоднократно, так или иначе, докладывали на разных площадках – по созданию кластерной цифровой подстанции.

Наверное, все в курсе, то есть единая физическая шина процесса IED с микроконтроллером, который отвечает каждый за своё присоединение.

При этом мы параллельно провели ряд переговоров с производителями релейной защиты и автоматики на предмет того, чтобы пропилотировать их как алгоритмы защиты, так и визуализацию процессов на нашей шине. С последующей возможностью передать производства на их линию. С целью того, чтобы все-таки как раз прийти к единому знаменателю: удешевлению цифровой подстанции и обеспечению взаимозаменяемости тех или иных решений. То есть это получается такая технология средняя, между централизованным и децентрализованным решением. Хорошо или плохо – ну, вот пока мы планируем в ближайшее время, к концу следующего года, ввести пилотный проект на одну из наших атомных станций. И есть договоренность, предварительная договоренность с «Россетями» пилотировать их проект. Плюс, как сказал уже ранее, есть договоренности о том, чтобы разместить алгоритм разных производителей с целью того, чтобы в последующем, если проект найдёт своё место в этой жизни, перевести конкуренцию с уровня железа на уровень ПО.

Алексей Хохлов: Спасибо, Роман. Я хотел вопрос Вам задать, возвращаясь к «ЭнерджиНет», да, как помочь этому процессу? Как Вы считаете, не хватает какого-то локомотива, который на себя, значит, возьмет ускорение, или цифровизовать процесс, принять решение определенное – что, как?

Роман Неуступин: Вы знаете, в этом году изменился подход к финансированию – это раз. А второе – вот когда формировался проект, этот проект формировался на базе Национального центра, который находится при Минэнерго России. Но на сегодняшний день получилось так, что вот есть у нас Минэнерго, которое должно являться отраслевым именно лидером и формировать техническую политику. Но кто был вчера здесь, слушал выступление представителей Минэнерго, которые сказали о том, что разработка нормативно-правовых актов и нормативно-технических, в первую очередь, нормативно-технических документов, включая стандарты – это проблема производителей, проблема сетей, просьба их не привлекать к этому. То вот как раз, пока не будет четкой жесткой позиции регулятора, что он хочет от сетей, что он хочет от производителя, какие правила игры. Вот выступали коллеги из Китая – у них есть жесткие правила игры – делаем так. То есть, да, компания разработала стандарт, но этот стандарт национальный, он не обязательного применения, сейчас вот в этом плане молодцы «Россети», они к этому идут. Но у них же тоже ограничение как по финансированию организаций, осуществляющих определенный вид деятельности, соответственно, объем стандартов у них ограничен, и плюс – они смотрят со стороны именно потребителя продукции. А здесь вот для того, чтобы получить эффекты от цифровой подстанции, нам необходимо изменение нормативного поля. В частности, если сейчас при нынешнем текущем тарифном регулировании мы избавляемся от периодических осмотров подстанций, еще чего-то, соответственно, у нас тарифы сразу снизится. Потому что тариф формируется – затраты плюс прибыль, ну, не более уровня какого-то. Соответственно, у нас сразу уменьшаются на определённую величину затраты, раз нет затрат, то регулятор эту строчку вычеркнет, а это доход сетей. То есть это необходимо менять не только стандарт, необходимо поменять и модель финуправления и финансирования.

Алексей Хохлов: Понятно, спасибо Вам. Звучит, как необходимость запуска еще одной дорожной карты по преодолению очередных барьеров для реализации базовой дорожной карты «ЭнерджиНет», такие примеры были. Игорь Леонтьев, «НПП «Экра», пожалуйста, Вам слово.

Игорь Леонтьев, «НПП «Экра»

Игорь Леонтьев: Здравствуйте, уважаемые коллеги. Я хотел рассказать немножко о той работе, которая сейчас происходит, и о нашем отношении к процессу цифровизации. И часть этого процесса – это создание цифрового пространства.

Презентация. Цифровая подстанция. «НПП «Экра»

Сейчас у нас накопился достаточно большой опыт по подстанции «Медведевская», там было множество разных мелких реализаций. И мы сейчас прорабатываем достаточно большое количество других проектов.

Что хочется сказать – что сейчас сильно поменялось время. То есть ситуация назрела для того, чтобы рассматривать разные варианты реализации цифровых подстанций. Если, скажем так, восемь лет назад, когда мы в первый раз выпустили устройство МЭК61850, его никто не применял, то есть фактически уже на что-то были готовы. Но оборудование было готово, но люди были не готовы к тому, чтобы это применять. Сейчас сообщество энергетическое, оно созрело для того, чтобы внедрять это массово, то есть мы видим, что это очень хороший момент для того, чтобы выделить наиболее эффективные практики. То есть поменять за счет всех этих технологий наши бизнес-процессы – как нам это выгоднее, как нам это удобнее. И сейчас мы работаем с разными заказчиками, чтобы рассматривать разные варианты архитектуры для разных кластеров напряжения, то есть это 110 кВ, это 35 кВ.

И очень хорошо, что сейчас происходит большая работа в целом по «Россети» в промышленности. То есть мы видим, что это очень хорошее поле для диалога. Но поле для диалога, оно невозможно, если у нас нет общего понимания, то есть стандарта. И мы сейчас видим, что большую работу здесь совершило то, что множество организаций стали проводить теоретические курсы по обучению, что многие заказчики участвуют в совместных приемо-сдаточных испытаниях, написании эксплуатационных, рекомендательных работ – это создало тот базис, когда люди начали понимать, как на самом деле все это работает. Потому что когда до этого это просто была железка, то там МЭК61850, то это ничего не дало, люди по-прежнему пользуются 103-им протоколом.

То, что мы видим сейчас, какие выгоды мы можем получать сейчас от цифровой подстанции.

В первую очередь за счет типизации, унификации и уменьшения габаритов. Сейчас мы видим то, так как все решения переносятся на уровень Ethernet- на уровень передачи данных между терминалами, что приводит к уменьшению габаритов. Например, сейчас для тепловых подстанций мы можем просто использовать один шкаф вместо 3 или 5 шкафов, которые раньше применялись для транзитных подстанций.

На выполненных нами объектах, мы посчитали экономию. Если даже не оптимизировать, получается, стоимость цифровой подстанции составляет от стоимости обычных подстанций порядка где-то 103%. То есть это вполне сопоставимые цифры. Но есть решение, например, централизованные подстанции, кластерные подстанции, есть станции смешанного типа, которые позволяют получить больше надежности, еще больше экономической выгоды.

Алексей Хохлов: Спасибо. Вот 103 – это в смысле будет не 103, а 110? Или в другую сторону?

Игорь Леонтьев: Нет, это будет, очевидно, в другую сторону. То есть это без оптимизации. Это просто прямое применение технологии. Порядка, наверное, 15%.

Алексей Хохлов: То есть 85% от этой?

Игорь Леонтьев: Да.

Алексей Хохлов: Спасибо. Николай Дорофеев, «ПиЭлСи Технолоджи», Вам слово.

Николай Дорофеев, ООО «ПиЭлСи Технолоджи»

Николай Дорофеев: Добрый день, коллеги. Хочу, согласиться со многими тезисами, которые были высказаны до моего выступления, что цифровизация без цифровизации как бы лишена смысла, да, то есть помимо цифровых технологий, она должна быть обусловлена какими-то эффектами, которые технологии привносят в отрасль.

В первую очередь – это снижение затрат, то есть складывается комплексно, привлечение объемности и так далее. То есть мы должны получить новые какие-то функции, пользу от введения новых технологий. Чтобы эти функции и пользу эту получить, необходимо разработать структуры цифровой подстанции, оптимальные по своим тем или иным эконмическим показателям. И развивать эту тему в направлении оптимизации. Вот чем и занимается наша компания.

Для начала я хотел бы на примере слайда показать структуру цифровой подстанции, как ее многие понимают сейчас. Это неофициальная структура носит название «Распределенной архитектуры». То есть когда устройство РЗА, устройство АСППП представляют собой отдельные физические устройства, отдельные терминалы, для каждого типа защиты реализован свой терминал. Помимо этого для источников цифровых данных применяются устройства отдельные ПАС и ДАС – все это соединено между собой коммуникационной сетью с резервированием и так далее. Если подытожить, то вот такая архитектура, она выливается, скажем так, в многогранное, восьми-, десятикратное увеличение системы защиты управления относительно традиционной. Такая цифровизация вызывает сомнение в своей применимости.

Презентация. Цифровая подстанция. ООО «ПиЭлСи Технолоджи»

Значит, что такое цифровая подстанция. Хотел бы кратенько высказать наш тезис, да, если рассмотреть верхний уровень любой подстанции системы защиты управления, начиная с шины станции, то есть это довольно традиционная сегодня вещь, когда устройства полевого уровня соединены сетью кольцевой или с PRP резервированием с серверами телемеханики. Организована передача данных на уровне диспетчерских центров и так далее. Организованы рабочие места. То здесь ничего такого цифрового интересного на сегодняшний день не представляется. То есть по нашему мнению цифровизация – она находится на уровне процесса. И неотъемлемой частью цифровой подстанции должна являться цифровая шина процесса.

Оценив, скажем так, подход к строительству подстанции, мы стали придерживаться кластерной архитектуры, и свою разработку ведем в этом направлении. Что такое цифровой кластер. Цифровой кластер – это сегмент цифровой подстанции, для которого характерно объединение определенного набора функций в виде программно реализованных цифровых устройств, запускаемых на общей аппаратной платформе. То есть это некая компьютерная аппаратная платформа вычислительная, в данном случае нашего производства такой марки как ПАС. С алгоритмами релейной защиты, измерений учета электроэнергии, регистрации, в общем, алгоритмы вторичной системы мы сегодня привыкли на подстанциях видеть в виде отдельных устройств. Значит, в зависимости от ответственности функции, от ее важности и от статуса объекта, на котором эта функция выполняется, возможна определенная степень централизации функций на одном устройстве. То есть чем выше степень централизации, тем, соответственно, выше экономический эффект, достигается максимум экономии. Но, соответственно, снижается надежность. Поэтому здесь необходимо соблюдать некий баланс некой централизации функций на одном устройстве. Важным моментом достижения эффективного внедрения технологий цифровых подстанций является оснащение первичного оборудования устройствами оцифровки – ПАС, ДАС – или применение уже интеллектуального оборудования с цифровым выходом. То есть, по сути, если сегодня говорят, что устройство ПАС – кто его должен обслуживать – релейщик или ОСУ-шник. Его должен обслуживать инженер, потому что устройство ПАС не является устройством защиты. Оно является интерфейсом первичного оборудования в цифровой машине, и оно же, соответственно с требованиями, предъявляемым и устройствам передачи, и устройствам телемеханики, устройствам измерения и так далее, то есть, грубо говоря, это цифровой интерфейс ячейки трансформаторного блока, выключателя и так далее.

Нами в целях достижения оптимальной архитектуры при строительстве подстанции разработана полная линейка устройств, позволяющая любую технику подстанции сделать цифровой в части механики, линий защиты и так далее. Я не буду подробно останавливаться на характеристике каждого устройства – можно пройти на наш сайт, и подробно уже на действующей модели цифровой подстанции рассмотреть, из чего она состоит, состоящая из комплекса ПАС.

Заострю только внимание – например, коммутатор, на базе которого возможно создать шинопроцесс, да, то есть, как правило, существующие проекты сегодня, они используют сегодня коммутаторы известных марок Phishman, Рубикон, других, в основном, зарубежных производителей. Так вот стоимость коммутаторов в общем проекте, она по нашим оценкам примерно составляет где-то в районе 30% от стоимости вообще в целом защиты и управления, то есть это колоссальная сумма чисто на создание инфраструктуры передачи данных. Это обусловлено тем, что, во-первых, коммутатор – достаточно серьезное средство, во-вторых, их выбор невелик. Как правило, это устройства зарубежного производства. И мы пытаемся эту проблему сами для себя решить.

И хотелось бы так же поведать, что недавно мы завершили первый для себя проект цифровой подстанции по кластерной архитектуре. Первым прибором у нас была подстанция в Бирюлево, в виде цифровых кластеров. Чтобы понять, что такое цифровой кластер – то есть это регистратор аварийных событий, значит, это единый сервер, с которого собираются потоки со всех подстанций для функций автономного регистратора. То есть это регистратор, построенный по технологии 61850, полностью 61850 представлены. По такой же архитектуре построена система контроля и качества электроэнергии в объеме. Значит, на подстанции есть устройства, четыре секции 10кВ, две секции 6кВ. В объеме этих шести секций реализована система цифрового контроля качества электроэнергии.

Следующий кластер – это цифровая секция 10 кВ, на которой реализованы по технологии ЦПС функции защиты, типы защиты здесь представлены. И так как реализованы помимо прочего функции защиты, этот кластер имеет архитектуру резервности. Есть основной сервер, платформу на котором обычно вводят, и резервный. Функции соответственные. Обращаем внимание, что защита в данный момент запущена на сигналах. То есть традиционная защита работы на отключение, и эта защита цифровая находится под наблюдением специалистов для оценки работы.

Ещё один кластер, это просто измеритель централизованных секций для шин секций 10 кВ. Мы видим, что ответственная система имеет резервирование. А системы, которые не являются критическими для электроснабжения, они на едином сервере без резерва выполняются для достижения экономических показателей.

Второй объект, характерный – это РП. В данном случае это РП-29, так же по МОЭСК, филиала города Москва. Для всего этого РП 20 ячеек 10кВ – две секции шин по десять ячеек. Для всего РП реализован один кластер с резервированием, где все функции защиты управления выполняются на сервере основном, резервируются таким же резервным сервером. То есть это функции защиты, управления, измерения, функции контроля и качества электроэнергии. Для всего РП.

Кратко по цифровой информационной безопасности я хотел сказать, что по нашему мнению, да, информационная безопасность – безусловно, важный в разрезе данной архитектуры вопрос, но по нашему мнению вопрос этот нужно решать именно выстроенными средствами в комплекс защиты и управления. Потому что мы проводили тестирование, был опыт, скажем так, тестирования сторонних компаний, которые занимаются информационной безопасностью – нельзя гарантировать, что эти внешние комплексы защиты информации, они не оказывают влияния на функционирование основных систем. То есть, грубо говоря, когда возможно вторжение, и системы думают, что вторжение определено, возможно реакция системы приведет к какой-то необоснованной функции защиты и так далее, неадекватному поведению. Поэтому в первую очередь вопросы эти должны решать иметь разработчики данной системы. В этом направлении мы и движемся в ряде средств, мероприятий, которые я перечислил.

И хотелось бы подытожить, по нашему мнению кластерная архитектура, она является оптимальной сегодня для построения цифровых подстанций. То есть до сих пор очень много мнений, что цифровая подстанция именно с шинопроцессом – это, скажем так, привилегия подстанций от 110кВ и выше за счет дороговизны оборудования. Но мы, опять же, говорим, что дороговизна внедрения, она в первую очередь зависит от технического решения. И, соответственно, необходимо прорабатывать решения, которые позволяют не только на магистральных подстанциях, но и в остальных сетях делать технологию привлекательной в плане технических, экономических показателей.

Значит, по РП-29 я могу сказать, что мы получили по предварительной оценке полностью комплекс защиты и управления объектом примерно за стоимостью, немного превышающей телемеханику. Могу сказать, что защита, она как дополнительным бонусом в виде программного обеспечения встала на объект, благодаря тому, что был применен грамотный подход к оснащению, к интеграции первичного оборудования в цифровую сеть, и сама архитектура, система, она позволила это сделать.

Алексей Хохлов: Спасибо. У меня есть вопрос. Спасибо за развернутое такое выступление. Принятие все-таки решения о выборе архитектуры, да, централизованной, нецентрализованной, кластерной – это вот в вашем случае происходило со стороны заказчика, с конкурентами – как это решение принималось?

Александр Славинский: Полностью со стороны заказчика.

Алексей Хохлов: Спасибо. Хорошо. Значит, следующим прошу высказаться Александра Славинского, «Масса».

Александр Славинский, ООО «Масса».

Александр Славинский: Добрый день. Спасибо за возможность выступить. Высоковольтные вводы являются достаточно специфическим оборудованием, конструкцией, которая не применяется ни цифровой интегральной схемой, ни автоматизированными системами управлениями. И даже датчики, которые устанавливаются в средствах диагностики, они являются применяемыми и закупаемыми устройствами, известными на рынке. Однако понятие цифровая энергетика так же применима к высоковольтному вводу, как и к любому другому виду электротехнического оборудования.

Разумеется, цифровые технологии применяются при проектировании или создании высоковольтных вводов. И так же программные продукты, передовые технологии. Ну, так может сказать любой производитель оборудования. Не трудно при производстве вводов применить слово «цифровой». На протяжении всего срока службы высоковольтного ввода так или иначе является непосредственно связанными с цифровыми системами диагностики, особенно если в эксплуатации были использованы надцифровые подстанции. Проектирование и строительство цифровых подстанций потребовало бы применения новых видов высоковольтного оборудования, среди которого свое место нашли высоковольтные вводы. Исходя из этих задач, наиболее подходящим материалом ввода является новый тип встроенной изоляции. Данный тип изоляции не содержит в своей структуре целлюлозу, поэтому не способен увлажняться. Всем известно, что именно увлажнение изоляции один из наиболее распространенных причин повреждения вводов. И вопросам диагностики на сегодняшний день уделяется достаточно большое внимание, что никак не сочетается с теми целями, которые определены при строительстве цифровой подстанции.

Цифровые подстанции рассчитаны именно на то, чтобы объем обслуживания оборудования в эксплуатации был минимальным. Если вдруг даже что-то произойдет, повреждение в работе, оно должно быть быстро заменено и желательно, чтобы процесс был не сложнее, чем поменять перегоревший предохранитель. Именно таким целям вполне соответствует такой вид типа изоляции и внешней полимерной изоляции. Даже в случае повреждения такого изделия, не происходит повреждения оборудования, на котором он установлен, не повреждаются вводы соседних фаз и другое дистанционное оборудование не повреждается. Да и он даже горение не поддерживает. В таком случае достаточно просто заменить ввод и продолжить отпуск электроэнергии потребителю.

Еще одной важной особенностью высоковольтного ввода является наличие измерительного вывода в состоянии цифрового ввода в эксплуатацию. Но измерительный вывод можно использовать не только для диагностики ввода, к нему можно подключить соответствующее оборудование для измерения уровня частичных разрядов в самом трансформаторе. Данный метод позволяет обнаружить начало возникновения внутреннего дефекта в самом трансформаторе или очага частичных размеров на самом раннем этапе, когда никакими другими методами обнаружить его не представляется возможным.

Таким образом, оборудование, не имеющее в своей конструкции никаких цифровых устройств и компонентов, может на самом деле являться самым что ни на есть объектом цифровой энергетики, представлять хороший образец передовых технологий, являясь элементом цифровой экономики нашей энергетики и всей Российской Федерации. Спасибо за внимание.

Алексей Хохлов: Спасибо за Ваше сообщение. Давайте переместим микрофон по левую сторону нашей панели, передадим слово Андрею Слесарчуку «Электронмаш».

Андрей Слесарчук «Электронмаш»

Андрей Слесарчук: Добрый день, уважаемые коллеги. Я представлю в этом году «Электронмаш», который изготавливает силовое оборудование, прежде всего дистанционное. Поэтому в своем докладе и в этой дискуссии я бы хотел заострить внимание все-таки на то, что требование к силовому оборудованию для цифровых подстанций, оно несколько другое, чем для традиционной подстанции.

Многие говорят про новые функции в устройстве интеллектуальных терминалов. Но если не менять само силовое оборудование, то новыми функциями у этих новых устройств нечем будет управлять.

Презентация. Цифровая подстанция. «Электронмаш»

Просто для того, чтобы понять какие новые требования нужно предъявлять, нужно понять, собственно, для чего мы строим цифровую подстанцию. Наверное, прежде всего, для того, чтобы создать сеть таких цифровых подстанций, которые смогут работать в активном режиме, то есть стать активно-адаптивными. Значит, это первая особенность оборудования.

Вторая особенность – то, что цифровые подстанции, они становятся более диагностируемыми, более управляемыми, и у них появляется гораздо больше возможностей. Это и функции диагностики в том числе. Значит, в силовом оборудовании должны появляться первичные, скажем так, полевые устройства диагностики, которые будут измерять, диагностировать, может быть, где-то анализировать и передавать это все на верхний уровень.

Поэтому перейдем непосредственно к сути вопроса. Если мы говорим про возможность активно-адаптивной работы сети, то мы видим, что основные функции, которые для этого нужны, если говорить в терминологии стандартов – значит, это МЭК61850, это наличие отгрузки сообщений, это наличие логических ключей и монтировок, и это возможность, точнее наличие именно управляемого самого оборудования. Если мы говорим про подстанцию, например, высоковольтную, то никого не удивляет наличие моторизированных разъединителя и выключателя. Если мы говорим про шкафы КРУ напряжение 6-10-35 кВ, то почему-то до сих пор мы там управляем только выключателем. Хотя уже достаточное количество производителей позволяет дистанционно заземлить, разделить, перевести этот выключатель в контрольное положение. Это как минимум, да. А ведь можно, в том числе контролировать состояние дверей и состояние замков на дверях, и оставлено или не оставлено освещение в шкафах и в устройстве в том числе.

Сегодня вот мы на этой выставке, на данном стенде показываем позиционирование монтера относительно конкретного шкафа КРУ. Причем система понимает в средствах индивидуальной защиты он или нет – то есть с каской, без каски. И это реализовывается не на отдельном экране видеонаблюдения, это все анализируется сразу в системе. То есть диспетчер не переключается между экранами, он управляет подстанцией, и он в момент переключения видит, что у него персонал находится в какой-то ячейке, возможно, как бы не стоит сейчас делать переключение, стоит удалить этот раздел из настроек устройства.

Так вот что хотел сказать, что говорим про новые устройства, говорим про цифровые измерения по МЭК6185. А если мы говорим об активно-адаптивных сетях, то в принципе измерение там, они внутри подстанции, они работают активно-адаптивно от сети, то есть в принципе не требуется, да.

Перейдем немножко к самому оборудование. Силовое оборудование, что касается шкафов КРУ, я достаточно подробно сказал, что, когда мы хотим построить цифровую подстанцию, необходимо, в том числе прописывать дополнительные требования, указывать их. Иначе оборудование, подстанция будет цифровая, что называется, в сетях, да, а применительно к силовому оборудованию она будет обычная, скажем так.

К системам постоянного оперативного тока на цифровой подстанции так же предъявляются новые требования. Как минимум, устройств становится больше. Если на подстанции появляются оптические трансформаторы, то появляются блоки оцифровки. Количество коммутаторов становится больше. Если применяются устройства оцифровки на месте, появляются длинные линии, то есть мы пытаемся избавиться от длинных и медленных линий, да, устанавливая, переходя на цифровое измерение, но при этом у нас появляются шкафы, которые, прежде всего, не очень удобно тоже обслуживать и так далее.

И о СОПТе, новые требования к СОПТ приводят к увеличению емкости АБ, к увеличению кабельных линий, к емкости сети СОПТ. И, опять же, говоря о расширенном функционале, СОПТ на цифровых подстанциях должен обладать максимальной диагностируемостью – это и температура АБ и элементный контроль напряжения, и возможность дистанционной передачи всей этой диагностической информации для ее анализа и планирования ремонта.

Щиты собственных нужд на цифровой подстанции так же должны стать более наблюдаемыми, управляемыми и диагностируемыми. Системы мониторинга и диагностика, которые вы видите, они разработаны нашей компанией и являются встроенными в оборудование. Они позволяют на подстанциях без обслуживающего персонала продиагностировать все цифровые связи вплоть до устройств полевого уровня в том же числе.

На этом слайде я просто хотел сказать, что наша компания выпускает весь спектр оборудования дистанционного для цифровых подстанций, в соответствии с новыми требованиями. И о дополнительном функционале. Представители компании «Россети» говорят о новых функциях, которые должны появляться на подстанции, о функциях диагностики, о функции помощи цифровому монтеру. И если в силовом оборудовании не будет устройств, которые будут передавать эти новые функции в систему анализирующую, невозможно будет перейти к этому.

В свою очередь, как я уже в начале доклада описал вам систему позиционирования, обнаружения монтера, и дополнительный весь функционал диагностики, он так же разработан, присутствует.

И просто в завершении хочу обратить внимание еще раз, что давайте при строительстве цифровых подстанций будем уделять внимание и силовому оборудованию.

Алексей Хохлов: Спасибо, Андрей, да, спасибо, в том числе за упоминание о том, что нам своевременно, оперативно нужно возвращаться к вопросу: а что мы оцифровываем, в каком объеме, какие эффекты мы при этом получаем, а также между тем как планировалось, что получилось, какие уроки можно извлекать. В этом смысле для «Россети» важно сейчас как-то осмыслять, собирать всю базу знаний, выгодного опыта по всем этим пилотам, которые уже запустились, и будут запускаться, чтобы использовать выгоды не только при разработке новых станций. Да, у вас, безусловно, предполагаю, что-то в этом направлении что-то делается.

Андрей Слесарчук: Мы уже все собрали. Уже все осмыслили и уже все переложили.

Алексей Хохлов: Это здорово. Но в этом смысле все-таки процесс динамический, да, последние станции, которые запущены, хорошо, что этот процесс построен. Передаю слово Николаю. Один из вопросов, который относится к обсуждению новых тем. Можно попросить, микрофон передать. Возникает – сколько все-таки все это великолепие строит, кто за это заплатит.

Николай Посыпанко, старший консультант «VYGON Consulting».

Николай Посыпанко: Здравствуйте, коллеги. На самом деле, давно было сказано о функциях, о том, что представления о цифровых подстанциях растут, изменяются с каждым днем. Начинали когда-то с параметров сети, сейчас уже говорим о безопасности монтеров – находится он в каске или без каски. Но когда говорим о том, сколько это стоит, часто сравниваем с текущими подстанциями, но мы взяли на себя смелость немножко заглянуть вперед. И при условиях сценарного масштабного заказа посмотреть, сколько вообще в принципе стоит сделать простую подстанцию, некоторое подобие цифровой. Которая будет на сто процентов цифровой, но будет позволять осуществлять сквозной мониторинг параметров сети, с точки зрения учета, качества, так же, естественно, и защита, и автоматика, и кластерные подходы.

Презентация. Цифровая подстанция. «VYGON Consulting»

Известно, что у нас порядка 15 000 подстанций свыше 35 кВ и почти 500 тысяч менее 35. Опять-таки, сейчас многие будут, может быть, аргументировать, если захотят, к этим цифрам. Мы говорим о масштабном заказе и перспективе несколько лет вперед. Вот мы посчитали – примерно, может быть, 50 миллионов рублей за одну подстанцию высоковольтную, условно говоря, и 20 миллионов за низковольтную. И в таких условиях видно, что, двигаясь в сторону средне-низких напряжений, а именно там, мы знаем, у нас основные потери, основные недостатки мониторинга, управляемости сети, инвестиции растут кратно и в сумме 11 триллионов в текущих ценах. Это порядка 50 годовых инвестпрограмм «Россети», вот. Но, конечно, тут надо все переосмысливать, смотреть. И однозначный вывод, который напрашивается – должна быть приоритезация вообще всех процессов, важно понимать, за что браться в первую очередь.

Еще что хотелось заметить, тоже обсуждали – что цифровые подстанции сами по себе это только часть инструмента, да. Если мы хотим говорить в полной мере об активно-адаптивной сети, нам нужно не забывать о последней мере, назовем так, о конечных устройствах на стороне потребителя. Это и интеллектуальный учет, и устройства автоматизации контроля, управление распределённой энергетикой, накопителями будущего, теми же зарядными устройствами. Все эти устройства для эффективной работы энергосистемы, мы уверены, должны быть интегрированы и обмениваться информацией с центром управления систем, как минимум. Поэтому здесь я, на самом деле, в качестве идеи говорю о том, что участникам и производителям, может быть, нужно было бы несколько проактивно сформировать. Вот для примера, в Корее в каждом офисном здании должен быть установлен накопитель – это требование нормативное, не придумал. Россия у нас страна богатая, можно придумать что-то еще.

Что касается приоритезации. Также были здесь такие очень эскизы, иллюстрации, а не какой-то серьезный, скажем, предмет аналитики. Но если говорить о цифровой подстанции, как инструменте снижения не только операционных затрат сети, а это как бы очень важно, но просто об инструменте управления потерями, мы увидим, что потери у нас достаточно реальны, здесь дисбаланс есть, виден. И объем инвестиций на данном этапе плохо с ним коррелирует. Поэтому, опять же, здесь, может быть, необходимо приоритезировать это все и с точки зрения региональных принципов, и с точки зрения наиболее проблемных тех же ГЭС или компаний, с точки зрения затрат.

Собственно, то, о чем предлагаем подумать. Возможно, уже в концепции цифровых сетей, которая еще не скомплектована, это учтено, но пока не знаем. Но вот это те мысли, которые хотелось сегодня предложить

Алексей Хохлов: Спасибо, Николай. Знаете, вопрос у меня к Вам такой, вот «Россети» справедливо и, опять же, безусловно, находят очень большую поддержку и положительные эмоции в поддержке стратегии цифровизации, говорят, что это проект такой экономически окупаемый, экономически эффективный, то есть это не дополнительный расход для потребителя. Это меры, в том числе в части цифровых подстанций, которые позволят снизить издержки, как мы сегодня слышали при реорганизации этих объектов. Вот вы там цифру в 11 триллионов положили на стол, как считаете, есть ли источники из повышения эффективности для того, чтобы эти вложения окупились в какой-то обозримой перспективе?

Николай Посыпанко: Смотрите, как мы это видим сейчас. Что касается новых подстанций и их внедрения – безусловно, нужно здесь эту инерцию в проектировании сделать, инерцию решений. Стандарты сетей требуют серьезной работы, и новые подстанции в ближайшие годы должны быть цифровыми в текущем понимании этого слова. Это, по сути, говорит о том, что лет за 50 мы полностью перейдем на как минимум те технологии, которые есть на сегодня. Что касается вот этого залпового перехода полного, опять же, полный переход пока не под силу нашему потребителю. Но проект действительно окупаемый. И я здесь считаю, что нужно принимать решения точечные, это лично я считаю, и очень хочу согласиться с коллегой из «РАСУ», который обратил внимание на особенность нашего регулирования. Несмотря на то, что и сегодня уже есть механизмы долгосрочных проектов, внедряются механизмы эталонов ожидаемые, тем не менее, такой подход цифровых подстанций, он в принципе меняет экономику сетей. Из фонда оплаты труда мы забираем, а в амортизацию и сервис IT мы перекладываем. И через 5-10 лет можно озвучить прибыль, и тем не менее мы снижаем сетевой котел. И здесь, я считаю, нужно все-таки сильнее мотивировать сети, и нужно остальные наши компании энергетики к эффективности.

Алексей Хохлов: Спасибо. Но если вещь выгодна, да, то в этом смысле привлечение финансирования может быть и из сторонних, из каких-то других источников. Там сервисный контракт мы сейчас ведём активно, внедряются, то есть можно привлечь деньги инвестора, если это даст отдачу, безусловно, это очень важная проблема для дальнейшей проработки. И в заключении я хочу дать слово Андрею Васильевичу Жукову, заместителю директора по управлению «Системного оператора», для такого экспертного комментария по поводу дискуссии, которую мы здесь сегодня услышали. Пожалуйста.

Андрей Васильевич Жуков, заместитель директора по управлению «Системного оператора»

Андрей Жуков: Спасибо. Спасибо за предоставленное слово. Ну, я хочу вот что сказать – я не хочу подводить какой-то итог, я хочу просто высказать некие соображения по этому поводу.

Что мы должны были здесь продемонстрировать после всех выступлений – то, что у нас процесс поставлен, что у нас есть разработки, и что мы семимильными шагами собираемся внедрять цифровые технологии в наших сетях.

С одной стороны понятно, что этот процесс запущен, и поэтому мы обязаны его реализовывать, и в этом нет особых сомнений. Значит, второе – то, что в основе все-таки лежит экономическая целесообразность, о которой неоднократно говорили. Я, к сожалению, не услышал здесь некие технологические вещи, которые связаны именно с развитием технологий в управлении. Хотя, на мой взгляд, больше надо говорить о системах автоматизации. И только в конце прозвучали слова, которые говорят о том, что у нас все-таки задача-то – создать интеллектуальные энергосистемы, гибкие энергопередачи, которые могут управляться правильно, экономически эффективно и так далее. Из всего этого вот это управление требует достаточно серьезных воздействий на органы управления релейной защиты, на системы настройки релейной защиты. И это не может не воздействовать, это некая координация, потому что изменение режима работы сети, оно приводит к тому, что при этом необходимо обеспечить скоординированную настройку изменений, настройку не на одном объекте, на ряде объектов. Число таких объектов может быть неограниченно далеко в зависимости от района и так далее.

Так что вот эти задачи – это задачи именно автоматического автоматизирования, управления и так далее. Мне хотелось бы, чтобы больше внимания уделялось этим вопросам.

Что же касается релейной защиты, как таковой, то я пока не вижу, собственно, целесообразности или необходимости, я не понимаю те аспекты, которые серьезно дают развитие цифровизации ЦПС. То есть о чем я говорю – конечно, понятно, что цифровые технологии, они позволяют совершенствовать алгоритмы. Тогда мы говорим об интеллекте, да, искусственном интеллекте. Возникает вопрос, собственно – на основании чего я буду механизировать работу, что дает мне цифровой принцип работы.

Вот два года назад мы, Российская сторона, Россия, выступили с очень интересными инициативами, о которых, в общем-то, здесь молчат, это вопрос, связанный с созданием некого подхода по продлению жизненного цикла работы, неограниченного жизненного цикла работы системы релейной защиты и автоматики подстанций. Мы выступили с интересной идеей, причем поддержало Международное сообщество инициативы, связанные с развитием неких систем на базе «МИГ», функциональной архитектуры построения. Это то, что вообще взрывает. Вот это на самом деле достаточно серьезные прорывные технологии, о которых надо говорить, но их надо учитывать и надо применять те проекты, которые сейчас есть. Я не знаю, насколько коллеги в курсе вот этих, и как они учитывают вот эти вещи, но во всяком случае я считаю, что об этом говорить надо. Потому что на сегодняшний день мы имеем несколько архитектур федеральных компаний, порядка пяти архитектур «Россети». Значит, на мой взгляд, я услышал заявление некое наших производителей, которые говорят о следующем – о том, что достаточно серьезные проблемы у производителей возникают от многомерности вот таких построений, схем построений цифровых подстанций, потому что возникают проблемы с этой станцией, с соответствующим оборудованием. Этот тоже вопрос, и это надо решать.

Далее, на нашей сегодняшней стадии, когда мы, собственно, договариваемся по принципам, на самом деле, никогда его не согласуем, это недостаточно разработано. Вот многообразие таких технических решений предлагаемых, на мой взгляд, является избыточным, потому что надо отработать некое принципиальное взаимодействие, надо договориться между эксплуатацией и разработчиками в части принятия тех или иных решений. А самое главное – надо понять и принять для себя те критерии надежности, которые несет современная технология. Никто никогда в последнее время не может мне на этот вопрос ответить. Какие критерии надежности мы закладываем сейчас в разработку цифровых объектов? Если раньше у нас были достаточно серьезные наработки, типизации решений по релейной защите и это обеспечивало годами, десятилетиями отрабатывалось, и мы знаем цену этих решений, потому что не допускаем серьезных системных аварий, которые бы, так скажем, у нас запроектные аварии, так скажем, они ликвидируются. У нас комплекс релейной защиты системы работает очень здорово в этом плане. То есть идеология, архитектура системы, она решает эти проблемы. Что будет здесь - никто не дает ответ. А надежность – это деньги.

И это говорит о том, что на самом деле нам надо переходить к некому консенсусу совместно с сетевыми, генерирующими компаниями – мы должны точно абсолютно выстроить вот эту парадигму нашего развития. Мы должны точно сказать, что мы сейчас закладываем в эти решения. Тогда, я думаю, вот это совместно можно проблему решить.

В целом, все.

Алексей Хохлов: Спасибо большое, Андрей Васильевич. Так хорошо нас вернули в конце дискуссии к выводу о том, что не все еще задачи в части цифровой подстанции у нас решены. И цифровая подстанция должна быть не только цифровой, возвращаясь к репликам от китайских коллег, а еще и умной и, собственно, надежной.

 

Bottom Logo

Портал ЭлеЭкспо – это информационное интернет-издание в области электротехники, электроэнергетики и автоматизации.

Основная задача Портала — это оперативное информирование о новинках, которые были или только будут представлены на крупнейших российских и зарубежных электротехнических выставках.

Follow Us:

Контакты:
  • Телефон, e-mail:

    +7 921 7871 350, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Bottom Logo