Робототехника и искусственный интеллект в России. Пути развития.
Организация
 
Концерн «R-Про»
Дата проведения интервью
 
13.12.2019
Автор
Кораблев Алексей Владимирович (Председатель правления Кластера «Креономика», Президент Концерна R-Про)
 

Нужен ли технологический аудит, насколько реальны мифы о роботизации? На эти и другие вопросы отвечает Алексей Владимирович Кораблев, президент Концерна R-Про, председатель правления Кластера предприятий высоких наукоемких технологий и инжиниринга «Креономика»

 
 
Кораблёв Алексей Владимирович
Председатель правления Кластера «Креономика», Президент Концерна R-Про

– Алексей Владимирович, какие особенности российского рынка робототехники, на ваш взгляд, являются сдерживающим фактором развития технологии Индустрии 4.0?

На сегодняшний день экономика России де-факто не является инновационной и поэтому чрезвычайно нуждается в программе инновационного развития. В нашей стране экономика долгое время работала на задачу стабилизации, поэтому с одной стороны мы имеем низкую инфляцию, что конечно хорошо, но с другой стороны, низкий уровень инфляция удерживается рядом ограничительных мер, сдерживающих интенсивное развитие экономики. Сдерживающим фактором также являются введённые против России санкции, которые существенно сокращают возможности инвестирования в новые технологии. Всё это, в совокупности, влияет на проекты связанные с модернизацией производства, с внедрением новых технологий, включая технологию Индустрии 4.0. Активизация этого рынка, в первую очередь, сейчас реализуется за счет национальных проектов, которые направлены на интенсификацию ряда отраслей промышленности.

– Какие первоочередные шаги, в таком случае, должно сделать правительство для повышения интереса деловых кругов к внедрению робототехники?

Мы видим, что в странах с высоким уровнем использования робототехнических систем эффективное внедрение робототехники обязано реализации целевых государственных программ. К примеру, уже ставшая брендом программа правительства Германии Индустрия 4.0, вмещает в себя развитие робототехники, цифровых технологий и автоматизации в новой парадигме организации производственных процессов.

Если говорить о текущих программах, которые есть у правительства в части поддержки и развития новых технологий, то в первую очередь следует выделить программу, связанную с цифровой экономикой, в которой есть задача, связанная с элементами сенсорики и робототехники, но нет собственной программы по новым промышленным технологиям и робототехники. Поэтому целевая программа развития робототехники в России стала бы реальным драйвером развития данного направления не только на федеральном, но и на региональном уровне.

Предприятия в кластере «Креономика», работающие в сфере Индустрии 4.0, в сфере внедрения роботизации и автоматизации, видят следующие реальные меры, которые могли бы быть включены в такую программу. В первую очередь это меры по повышению осведомленности предприятий о преимуществах новых технологий, о подходах к их внедрению, путём проведения семинаров, конференций, показ работающей робототехники, что позволит разрушить ряд мифов и стереотипов, сложившихся в отношении роботизации.

Во-вторых, это меры направленные на стимулирование спроса на такую продукцию. Что я имею в виду. Во многих странах предприятия субсидируются для проведения технологических аудитов на предмет модернизации имеющихся основных фондов и, в частности, на предмет внедрения роботизации. В процессе аудита профессиональная команда экспертов может оценить текущие производственные процессы, предложить эффективные решения и расчёты по окупаемости. После этого предприятие, получив полезную информацию, может принять решение о целесообразности модернизации. И если этот технологический аудит выполнен качественно, если он убедительно свидетельствует о преимуществах роботизации, то многие предприятия решатся на соответствующие проекты по модернизации своего производства. Тем не менее, когда на первом этапе есть сомнения, есть сложившиеся стереотипы, то решиться на платный аудит готовы лишь немногие предприятия, а бесплатно проводить аудит поставщики оборудования и системные интеграторы не всегда готовы и таким образом появляется разрыв. В связи с этим, программа поддержки технологических аудитов была бы весьма полезна.

В-третьих, это снижение налогового бремени тех предприятий, которые внедряют или поставляют решения роботизации. К примеру, в области программного обеспечения есть закон, позволяющий не платить НДС за программное обеспечение. А ведь любой робототехнический комплекс имеет в своём составе программное обеспечение, выполняющее роль операционного менеджера, а иногда и мозга всего комплекса. Поэтому применение закона о нулевом НДС, в данном направлении, было бы весьма и весьма полезно.

В-четвёртых, это меры поддержки решений российских специалистов IT сектора в области робототехники, имеющих перспективы на международных рынках. Как известно российские IT специалисты востребованы по всему миру, как в области робототехники, так и в области автоматизации. При этом их решения имеют очень серьёзные заделы для того, чтобы продукция, которая проектируется и создаётся в России, имела экспортный потенциал.

– Какие основные мифы об использовании роботов существуют в России?

В головах наших предпринимателей засел устойчивый миф о том, что роботы очень дорогие. Но опыт внедрения робототехнических систем показывает, причём как международный, так российский, что их окупаемость составляет от года до трёх. В среднем полтора-два года это вполне хорошая окупаемость для такого рода проектов. Ещё один популярный миф о том, что роботы сокращают рабочие места и таким образом люди выводятся из операционной деятельности. Да, действительно, применяя промышленную робототехнику, мы заменяем труд человека или использование какого-то неэффективного оборудования, в том числе автоматизированного. Но надо понимать, что, в основном, роботы устанавливаются там, где используется монотонный, изнуряющий труд, где необходима ювелирная точность и высокая скорость выполнения операций, где вредные или опасные для человека условия работы, при которых есть риск получить увечья, травмы и так далее. Но самое главное то, что внедрение робототехники создаёт новые рабочие места совершенно другого уровня - уровня программистов, системных аналитиков, технологов, которые работают в сфере проектирования и управления робототехникой. Это рабочие места более высокооплачиваемые, это рабочие места, требующие более высокого интеллектуального труда.

– Какие технологии и направления в области робототехники Вы считаете наиболее перспективными?

В настоящее время одним из очень перспективных направлений является создание цифрового двойника, который позволяет отладить все производственные процессы, все технологические решения, все действия, выполняемые системой. Цифровые двойники становятся всё более универсальными, всё более умными, что позволяют реализовать целый комплекс задач. И поддержка IT компаний специализирующиеся на создании цифровых двойников, поддержка такого рода проектов ведёт к стимулированию и развитию решений в области робототехники. С другой стороны, цифровые двойники - это тот инструмент, который помимо технологического программирования робота, может решать задачи связанные с имитационным моделированием деятельности предприятия и более точной оценки эффективности внедрения инноваций.

Хотя, конечно, ключевым инструментом поддержки видится определённая адресная, целевая программа.

Сегодня офлайн программирование по отношению к программированию роботов с пульта является ещё одной перспективной задачей, которая позволяет повысить производительность промышленного оборудования, сократить время переналадки, уменьшить издержки, а саму работу роботов сделать более четкой, качественной и эффективной.

При использовании информационных технологий уже давно используется BPM (англ. business process management, класс программного обеспечения для управления бизнес-процессами) системы моделирования и оптимизации процессов, которые решают подобные задачи. Цифровой двойник добавляет к системам моделирования оптимизации процессов ещё и 3D визуализацию, которая добавляет принципиально новую ценность к этому проекту модернизации, которая реализуется в цифровом двойнике. Это с одной стороны пространственная оптимизация, с другой - возможность прямо в цифровом двойнике на стадии проектирования производственного и далее технологического процесса программировать всё оборудование и посмотреть все возможные режимы, необходимые средства технологического оснащения. Какие из них могут быть закуплены, какие должны быть изготовлены. То есть проект модернизации может быть выполнен гораздо более тщательно и точно и, таким образом, оценка эффекта также будет более адекватной. Кроме того, с точки зрения восприятия и понимания как будут организованы процессы, как мы планируем перестроить наше процессы в 3D динамической модели, это нагляднее, понятнее и более доходчиво. Вот поэтому мы рекомендуем в проекте связанном с цифровой трансформацией начинать с создания цифрового двойника и выстраивать многие процессы в нём для оценки соответствующей эффективности. Поэтому цифровые двойники могут служить определённым драйвером развития, в том числе, и для робототехнических систем.

– Иными словами цифровой двойник это современный инструмент технологического аудита, позволяющий правильно оценить эффективность роботизации?

Да, но хочу заметить, что роботизация это не самоцель и, как я уже сказал, задача цифровой трансформации включает в себя определенный набор инструментов, которые позволят предприятию с одной стороны, стать высокотехнологичным, а с другой, более эффективным. На сегодняшний день, как правило, это взаимосвязано и когда разрабатывается стратегия трансформации производства то, безусловно, необходима оценка того как предприятие будет перестраивать свои процессы и в первую очередь это касается организационных изменений. Поэтому мы в своей деятельности считаем, что начинать с закупки нового дорогостоящего оборудования, когда организационно не выстроены все процессы, это крайне неэффективно. А примеров тому, когда закупается производственное оборудование, расшивается узкое место на производстве, но при этом создаются несколько новых без значительного повышения эффективности, очень много. Поэтому целесообразно начинать с проекта модернизации и трансформации, с определения тех организационных изменений и оценки того эффекта в целом для предприятия, которые такая трансформация принесёт. Хотя, не все предприятия особенно коммерческие, которые сами определяют пути своего технологического развития, понимают, что в результате аудита может быть для предприятия получено. На сегодняшний существуют определенные регламенты, определяющие технологический аудит, и сертификацию предприятия на его прохождение. В результате аудита должен быть определён перспективный вид дизайн процессов предприятия после модернизации. Если мы говорим о проекте, связанном с модернизацией того или иного предприятия с внедрением новых форм организации и технологии выполнения работ, то должны быть определены пути перехода из текущего состояния к новому, должна быть проведена оценка технико-экономического обоснования. И если это всё сделано, то тогда предприятие по результату аудита имеет эффективную дорожную карту для своего развития.

В этом случае очень полезны технологии, связанные с созданием цифрового двойника о котором я уже говорил. Когда создаётся цифровой двойник и в нём моделируются все необходимые процессы, то мы можем видеть, как процессы организованы сейчас, как процессы будут организованы после и какова должна быть дорожная карта перехода для того, чтобы то целевое состояние, которому мы стремимся, было максимально эффективным. Естественно, там, где можно обойтись организационными изменениями, не требующие инвестиций, там целесообразно их применять и нет необходимости внедрять дорогостоящее оборудование. И когда мы видим весь процесс, видим узкие места, то именно там следует внедрять соответствующие средства автоматизации, робототехнические комплексы и так далее. Это наиболее правильный и эффективный подход в решении задачи трансформации производства.

– На Газовом форуме-2019 в Петербурге мне довелось брать интервью у представителя Омского завода инновационных технологий, который посетовал на то, что ему пришлось работать с несколькими интеграторами, чтобы запустить робототехнический комплекс по сварке котлов. В итоге, ими было принято решение запустить комплекс своими силами, так как ни один из интеграторов не обладал необходимыми знаниями и опытом. В чём, по-вашему, причина подобного положения дел?

Согласен, такая проблема есть. Не секрет, что Россия далеко не в лидерах, как в плане внедрения промышленной роботизации, так и по количеству системных интеграторов. Их у нас немного и они не имеют такого большого портфеля заказов, как имеют системные интеграторы в тех странах, где робототехника применяется в разы больше чем у нас. Очевидно, что те системные интеграторы, которые имеют большой портфель заказов, имеют и больше опыта работы, больше компетентных сотрудников, больше возможностей повышать компетенции своих кадров и, соответственно, более эффективно работать на рынке.

Разумеется, что рыночный механизм никто не отменял, и я знаю многих системных интеграторов, которые обладают очень высокими компетенциями и имеют качественно выполненные проекты. Конечно, рынок регулирует эти отношения и понятно, что заказчики ищут именно качественных поставщиков услуг. Если вернуться к теме принятия государственных мер по стимулированию развития промышленной роботизации, то они обязательно должны касаться и системных интеграторов, потому что они именно тот ресурс, используя которой мы можем двинуть это направление вперёд. Такая поддержка позволила бы им совершенствовать свои компетенции, стимулировать использование ими более современных технологий систем технического зрения, для калибровки робототехнических систем, использования цифровых двойников и средств офлайн программирования роботов и так далее и тому подобное. Это самое главное.

А наличие в ассоциации неких чёрных списков плохих системных интеграторов - тоже не лишняя информация, тем более что профессиональные ассоциации ряда отраслей такие списки составляют, но, опять же, это моё мнение.

– Насколько оправдана реализация системной интеграции своими силами?

Я знаю промышленные компании, которые имеют очень продвинутые службы внедрения роботизация у себя внутри в штате, которые фактически выполняют все функции системной интеграции внутри компании. Если у предприятия есть свои сотрудники, то они могут их отправить обучиться. Они получают знания, получают какой-то опыт. Потом они вернутся и, естественно, будут внедрять собственные проекты по роботизации производства. Если внутри предприятия будет много подобных проектов, то и опыт у сотрудников будет соответствующий.

Мне также известны компании, имеющие свои дочерние предприятия для решения этих вопросов.

– Но при таком подходе вместе с уходом из компании ключевых специалистов существует риск потери предприятием своих компетенций.

Да, такой риск есть. Поэтому выход из положения такой. На стадии разработки проекта модернизации производства, на основе предполагаемого объема работ на данном робототехническом комплексе, предприятию следует выбирать такие решения, которые в обслуживании, в том числе, в программировании и перепрограммировании, будут технологичны. И с учётом того, что на рынке имеется альтернатива тому, чтобы пригласить несколько компаний, которые могут такую задачу выполнить как отдельный заказ. Тогда уже можно иметь своего человека в штате. Если вдруг он уволился и перешел на другую работу, то можно обратиться к внешнему поставщику таких услуг, а за это время воспитать у себя нового сотрудника, если нужно иметь такого человека в штате или соответственно передать это на аутсорсинг. В общем, здесь тоже вполне стандартное решение.

– Как Вы прокомментируете реальный случай, когда предприятие отказалось от услуг интеграторов, чтобы реализованное у них решение, не стало достоянием других компаний?

Что плохо в том, что положительный опыт получит распространение? Насколько я знаю, западные интеграторы практически всегда работают по такой схеме. Так как у них рынок большой, то они приходят на предприятии с каким-то новым решением, договариваются с предприятием, на котором они внедряют какой-то принципиально новое решение, привлекают какого-то инвестора. Разрабатывается новое решение, апробируется на данном предприятии, затем распространяется по отрасли. В итоге, предприятия получают более дешевое решение. Так что это неплохо. Вопрос в том, как договориться по правам интеллектуальной собственности. Это предмет договора: стоимость сделки, сроки реализации и так далее. Поэтому я не вижу ничего в этом страшного.

– На ваш взгляд, интеграторы должны быть узкоспециализированными или универсальными?

Как правило, системные интеграторы всегда являются специализированными в тех областях, в которых они имеют определённый опыт работы. Интеграторы, позиционирующие себя как универсальные, тоже имеют ряд конкурентных преимуществ. Так как хорошо зарекомендовавшие себя решения в одной отрасли, они могут успешно переносить в другие, а специализирующиеся в одной отрасли иногда бывают зашорены в своей отрасли и не видят, что делают другие коллеги. Хотя, с другой стороны, такие компании обладают глубокими знаниями и имеют большой опыт в своей сфере деятельности, что тоже является конкурентным преимуществом, поэтому есть плюсы и минусы и у тех и у других компаний. Понятно, что некоторые из системных интеграторов эффективно использует плюсы в одной ситуации, некоторые в другой и наоборот. Поэтому это тоже стратегия каждой отдельной компании.

– Какие модели внедрения робототехнических систем имеют право на существование?

Если говорить о различных моделях внедрения робототехнических систем, то конечно, для того чтобы найти приемлемое для предприятия решение многие системные интеграторы используют различные предложения. Это могут быть как роботы, бывшие в употреблении, которые перед этим перебираются, восстанавливаются, модернизируются с внедрением новых систем управления, так и роботы, сдаваемые в аренду.

Естественно, возможны лизинговые кредитные схемы, в том числе с участием банковского сектора. Да и ряд банков как международных, так и российских такие схемы предлагают. Работая целевым образом на рынке высокотехнологичной продукции, банки поставляют целый комплекс решений, начиная от финансовых инструментов до поддержки развития соответствующих направлений, как предприятий потребителей, системных интеграторов так и производителей, включая поставку услуг как сервис. Это и подготовка соответствующих специалистов, и работа с кадрами, потому что кадровая проблема тоже очень актуально стоит. Существует много специальностей, в которых сегодня у нас дефицит, в частности, технологов знающих робототехнику и способных написать технологический процесс для того или иного вида робототехнического комплекса, того или иного оборудования конкретного бренда, это и офлайн программисты, способные решать задачи высокой сложности и так далее. Поэтому и предложения аутстафинга людей в этой области - это тоже предложение ряда компаний. И такие модели приемлемы, если для соответствующего клиента они интересны. Если наш рынок в области внедрения робототехники будет расти то, безусловно, будут развиваться все эти модели, и тогда они будут иметь право на существование.

– И в заключение нашей беседы, что Вы посоветуете тем компаниям, которые планируют осуществить цифровую трансформацию своего производства.

Сегодня рынок таков, что предприятия не только крупные, но и среднего бизнеса и даже ряд малых находят эффективное применение средств роботизация и средств цифрового управления производством. Поэтому, на мой взгляд, первая задача это правильно оценить перспективы внедрения того или иного решения, оценить эффект и грамотно составить техническое задание. Тогда и интегратор решит эту задачу, тогда и эффективность бизнеса наших предприятий будет повышаться.

Беседу вели Мануйлов Сергей и Дмитриев Игорь.

Справка
 

Концерн R-Про – группа компаний, работающая в сфере поставки высокотехнологичной продукции и услуг, инжиниринга, научно-исследовательской деятельности, внедрения инноваций и цифровых технологий, предоставления комплекса услуг по управленческому и IT консалтингу, а также промышленной роботизации, автоматизации и системной интеграции.

 

Креономика – кластер предприятий HiTech, наукоёмких технологий и инжиниринга СЗФО РФ. Цель кластера – оказание содействия развитию высоких, наукоемких технологий и инжиниринга в Санкт-Петербурге и СЗФО РФ, посредством объединения и взаимодействия HiTech и инжиниринговых компаний и установления конструктивного диалога между бизнес-сообществом, государственной властью, общественными и иными участниками экономических отношений.

 

Bottom Logo

Портал ЭлеЭкспо – это информационное интернет-издание в области электротехники, электроэнергетики и автоматизации.

Основная задача Портала — это оперативное информирование о новинках, которые были или только будут представлены на крупнейших российских и зарубежных электротехнических выставках.

Follow Us:

Контакты:
  • Телефон, e-mail:

    +7 921 7871 350, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Bottom Logo