Интервью с исполнительным директором Концерна R-Про о проблематике цифровизации промышленности

Организация
 
Концерн R-Про
 
(Россия)
Выставка
 
г. Санкт-Петербург, ПМЭФ (Петербургский международный экономический форум)
Дата проведения
 
18.06.2022
Отвечает на вопросы
Виктория Валерьевна Литун (Исполнительный директор Концерна R-Про)
 
 
 
Виктория Валерьевна Литун
Исполнительный директор Концерна R-Про
— Виктория Валерьевна, о каких тенденциях в идеях цифровизации промышленности говорилось на Петербургском Международном Экономическом Форуме? И какие меры по стимулированию трансформации производятся со стороны государства?
— Здесь можно выделить 3 основных направления. Первое – это цифровизация, без чего нельзя представить развитую индустрию 4.0. О ней мы говорим уже достаточно много и долго. Но есть то, что зацепило лично меня: стали говорить именно о цифровых двойниках, как об инструменте, который может помочь бизнесам различных отраслей в своей работе. Причемподнимается тема уже не только цифровых двойников продукции, но и цифровых двойников производства.
Компании, занимающие лидирующие позиции на рынке, прекрасно осознают, что цифровой двойник производства или технологических процессов открывает новые возможности, что позволяет достаточно быстро перестроить производственную линию, логистические цепочки, складские операции для настройки на запуск новой продукции. Например, в случае поломки какого-либо оборудования и отсутствия нужной запчасти на него происходит переориентирование производственных потоков. Есть масса вариантов, которые могут в кратчайшие сроки решить проблему. Это крайне важно для проектов по модернизации, которые могли бы быть запущены, а теперь этого оборудования не найти. Их можно переориентировать на другое какое-то оборудование, либо имеющееся на складах, либо Российские аналоги, либо аналоги из тех странах, которые нам сейчас готовы поставлять это оборудование.
И самое главное, что есть понимание, что это инструмент именно быстрого реагирования. То есть очень часто, когда начинаешь объяснять, что такое цифровой двойник производства, есть такое ощущение у предприятия, что это долго, дорого, и где эффект? А все на самом деле очень быстро, очень четко, эффект можно посчитать элементарно. От полной проработки проекта в этой «симуляционной среде», то есть: если у нас там все заработало, в цифровом двойнике, то это 100%, тогда это будет работать и в реальности.
 

Следует учитывать одно простое правило: чем больше уровень цифровизации, тем больше будет эффект от самого цифрового двойника производства.

 
— Была ли выделена сессия на конференции, посвящённая робототехнике и внедрению робототехнических комплексов на производстве?
— Нет, такой сессии, к сожалению, не было. Но в рамках разных сессий это обсуждалось. О роботизации и сложностях внедрения промышленных роботов упоминалось в рамках сессии по сельскому хозяйству, когда выступали представители бизнеса. Было несколько предприятий, одно из которых «Уралхим». На заседании данная тема поднималась и была весьма актуальна. Предлагались разные решения по улучшению рабочего процесса: что в сельском хозяйстве нужно оптимизировать не только первоочередные моменты, связанные непосредственно с посевом и сбором урожая, но и необходимо улучшать процессы дальнейшей обработки. Спикеры говорили об этом на сессии, очень интересная была сессия БРИКС – «Женщины в экономике БРИКС». Я общалась с собственником компании «Конфаэль». Сейчас они планируют строить завод по созданию электромобилей в России. Видят, видимо, какую-то перспективу в этом. И как раз наиболее эффективный способ использования цифрового двойника производства – это на начальной стадии, на стадии проработки производства. Мы можем отработать все технологические процессы, более того, у нас есть такой опыт. Затем на цифровой двойник мы можем наложить BIM-модель, и получить данные. Ну, во-первых, мы можем спроектировать все входы и выходы: электроэнергия, воздуховоды, подача воды, газа и так далее. Мы сами сталкивались с подобной проблемой, и наши коллеги, с которыми мы уже работаем, говорят, что очень часто для инженерных сетей выделяется достаточно большой кусок площади и считается, что туда все поместится. Но, к сожалению, на стадии проекта оказывается уже не совсем так.
Поэтому изначально необходима детальная проработка, ведь это того стоит, она экономит время самого строительства. Она дает четкое понимание конечной стоимости строительства.
 

Цифровой двойник, плюс BIM-модель – это достаточно точный инструмент для планирования строительства производственных и складских комплексов.

 
Я не могу утверждать, что это универсальное решение, потому что универсальных решений, наверное, просто не существует. Но как минимум это наиболее четкий вариант, где мы можем предусмотреть все аспекты: пространственные, временные, финансовые, что, безусловно, очень важно. Это наша сильная сторона, где мы, бесспорно, компетентны. В рамках Международного Экономического Форума мы нашли ряд партнеров, которым мы можем такой вариант работы предложить.
— Важный вопрос состоит в поддержке IT – индустрии. Обсуждалась ли эта тема на форуме?
— На форуме обсуждались российские IT-компании и их поддержка, тема коснулась непосредственно НДС, чтобы IT-компании не платили НДС, по крайней мере, какое-то время. Это будет стимулировать продажи в IT-отрасли и подтолкнет компании к развитию своих отечественных продуктов.
Приведу пример: мы работали с иностранным софтом, мы его представляли на российском рынке, мы разговаривали с клиентами, объясняли его особенности, мы в нем сами работали и достаточно глубоко в нем разобрались, мы писали add-on'ы для этого продукта. В принципе, если будут определенные методы стимулирования и поддержки, то мы можем взяться, соответственно, разработать аналогичный продукт. Но здесь нужно понимать, какие меры стимулирования и поддержки могут в этом помочь. Некоторые российские IT-компании, которые уже давно и довольно успешно занимаются разработкой, постепенно выходят на экспорт и нуждаются в экспортной поддержке. Это компании другого уровня, их не так уж много. Поэтому, мне кажется, сейчас стоит обратить как раз внимание на те разработки, которые могут быть предложены, которые еще не начаты. Потому что с иностранным софтом сейчас еще есть какой-то запас, у кого-то есть постоянные лицензии, у кого-то есть арендованные лицензии, не закончился еще период обслуживания. Но неизбежен момент, когда даже постоянные лицензии, без обновлений, перестанут корректно работать. Что грозит большими проблемами в целом.
Как раз за это время можно успеть разработать достаточно качественные отечественные продукты. Это и будет реализацией грандиозного плана «импортонезависимости», о котором сейчас все говорят. Но в первую очередь нужен интерес, очевидный интерес со стороны бизнеса к такому роду продуктам. Чтобы было понимание, что можно получить качественный продукт отечественный, примерные сроки для этого – 3-5 лет.
— Вы не первый год посещаете ПМЭФ. И интересно было бы услышать ваше мнение о том, как изменилось, по вашему мнению, отношение участников форума к проблематике Индустрии 4.0 и цифровой трансформации предприятий, видите ли вы тенденции?
— Мне кажется, что раньше мы всегда про Индустрию 4.0 говорили, как о чем-то перспективном, но очень далеком. То есть про цифровую трансформацию, про роботизацию, автоматизацию говорили всегда очень много, но в основном это было что-то такое, я бы сказала, не приземленное – красивые наши мечты о светлом будущем. Сейчас уже, это по всем обсуждениям видно, что индустрия 4.0, она вот просто априори уже признана как что-то, что надо брать и делать. Уже нет вопросов «А нужны ли роботы?», «А нужно ли цифровым инжинирингом заниматься?», «А точно ли VR для промышленности это что-то полезное?». Таких уже нет вопросов.
— С Вашего разрешения, вернёмся к проблематике робототехники. В этом году с нашего рынка ушли известные компании. Следствием стало то, что рынок робототехники освободился в некотором смысле. Как вы могли бы охарактеризовать положение и прокомментировать сложившуюся ситуацию?
— Здесь нужно сказать, что промышленные роботы российские – они есть. Мы с ними достаточно много общаемся, не в рамках конкретно этого форума, но у нас общение есть. Самих компаний пока, ну может быть, с десяток, а тех, которые занимаются именно промышленными роботами, и того меньше. Но, к сожалению, пока уровень их зрелости не очень большой, то есть роботы – они вполне функциональные. Потому что, как правило, такие компании вырастают из системных интеграторов робототехники, которые как раз были хорошо знакомы с теми иностранными вариантами, которые были представлены у нас на рынке. И это говорит о том, что далеко не обязательно заменять европейские роботы, японские роботы на китайские, потому что выбора нет. Надо смотреть все-таки на российский рынок. Здесь есть достаточно приличные представители, которых можно во многих операциях использовать. Другой вопрос, что и им для того, чтобы себя лучше представить, нужно тоже определенным образом показывать свое решение лицом.
Например, на ПМЭФ в этом году, были представлены российские промышленные роботы в рамках выставки, но они просто стояли, они ничего не делали. В этом случае сложно оценить их функциональность. А ведь это очень важно: понимать, что это действительно рабочая модель, что она действительно может выполнить ту или иную операцию. И вот здесь, в рамках вот этого аспекта, мы тоже можем быть полезны таким компаниям – производителям наших отечественных роботов. Мы хотим быть им полезны, потому что у нас есть огромный опыт визуализации решений робототехнических по различным направлениям: упаковка, сварка, резка, покраска, обслуживание оборудования – мы это все делали для иностранных вендоров, они этим активно пользовались. KUKA по результатам нашего сотрудничества констатировала, что с использованием визуализации, которую мы делали для их клиентов, на 10% возросли продажи их решений. Это не какие-то космические цифры, но это реальные показатели.
В России ежегодно продавалось около 1000 промышленных роботов, при этом компания KUKA, занимающая лидирующую позицию на рынке, продавала примерно 600 из этого количества. Это была достаточно серьезная выборка за полгода работы. То есть это статистически значимая выборка. И мы считаем, что, если российские производители роботов поймут ценность таких решений, их рост может быть гораздо быстрее. Ведь теперь у них самый главный конкурент – это китайские роботы.
— Известно, что в скором времени на рынке может появиться коллаборативный робот как совместный продукт Ростеха и Брестского технологического университета.
— Да, мы знаем компанию Rozum, которая начинала разработку этих коботов. Создание цифровых двойников таких решений для последующей работы с ними в рамках цифрового инжиниринга: как для целей повышения продаж и маркетинга, так и для проработки РТК для клиентов – это как раз наша специальность. Им главное сейчас не проиграть конкуренцию китайцам. А это очень легко, к сожалению, потому что у китайцев есть опыт. Столько роботов, сколько внедряется в Китае, не внедряется, наверное, просто нигде сейчас. Естественно, они более опытные уже ребята, многие проблемы, которые есть у наших роботов, они уже давно отработали, и поэтому у наших робототехников просто нет права на ошибку.
— Сейчас принято говорить об «импортонезависимости». Какие вы видите пути в достижении цели «импортонезависимости», применительно к деятельности вашей компании?
— То, что касается «импортонезависимости», этот аспект важный, мы его рассматриваем в рамках своей индустрии. Мы с вами уже поговорили и про роботизацию, и про IT, и здесь важно понимать значение цифрового инжиниринга. Цифровой инжиниринг – это такой инструмент, который позволяет быть максимально свободным в выборе оборудования, в выборе поставщиков. Сегодня, например, турки готовы все, что угодно, поставить нашим предприятиям, а завтра скажут – нет, мы не можем этого сделать. Китайцы также – то говорят да, то говорят нет.
Международное сотрудничество, оно, конечно, очень важно, но по критическим аспектам - например, в ВПК больше никто не хочет международного сотрудничества. Мы все, что делаем для ВПК, делаем и стараемся делать внутри страны. Так же надо относиться к критичным отраслям промышленности гражданской.
Сейчас есть правильная ориентация, которая была потеряна ещё в 90-е годы. Это ориентация на те сферы производства, которые являются критическими: приборостроение, машиностроение, фармацевтика, пищевая отрасль, – они должны быть в достаточной степени независимыми от иностранных поставщиков. Здесь быть «импортонезависимыми» максимально важно. И понятно, что очень многие подобные предприятия сотрудничают с российскими производителями, они во многом инвестируют в производство запчастей для себя, здесь уже в России. Они это понимают. И, на мой взгляд, здесь вот как раз применим метод цифрового инжиниринга. Только представьте – на основании цифрового двойника производства каждый завод и даже вся цепочка этих производителей сможет своевременно получать информацию о необходимых объемах заказа, о проблемах на производстве и так далее. Это же по большому счету, если не гарантия, то, по крайней мере, очень сильная поддержка как раз в рамках нацеленности на «импортонезависимость».
Понятно, что в легкой промышленности работать отчасти, может быть, проще, процессы проще, обработка проще, да даже само оборудование проще, поэтому здесь предприятия могут получать быстрые эффекты. В тяжелом машиностроении, приборостроении, это немного более длительный процесс, но, тем не менее, его можно выстроить. И отслеживать запасы, своевременно делать заказы, что, кстати, к сожалению, до сих пор, не на всех предприятиях отработано. Мы видим очень хорошую перспективу для применения наших инструментов в рамках общей цели. Это является очень важным моментом и должно вывести на правильный путь.
— Цифровой инжиниринг - это отличный инструмент планирования ресурсов. Причём ресурсов во всех смыслах этого слова. В том числе и человеческих.
— Вот этот вопрос также затрагивался на ПМЭФ. Очень часто в России говорят, что наша страна имеет достаточное количество необходимых ресурсов, в том числе человеческих ресурсов, и поэтому кажется, что, так или иначе, мы способны всё сделать. Из-за такой самоуверенности у нас не принято до мелочей прорабатывать процессы, в том числе использование человеческих ресурсов, у нас тоже пока еще остается далеко не оптимальным. И все говорят про «квалифицированных кадров», но все хотят эти «квалифицированные кадры» где-то получить. А ведь очень часто, даже университетам, , чтобы вырастить квалифицированного кадра, который может выполнять конкретные задачи, часто не хватает материальной базы и вовлеченности в конкретные процессы. Студенту надо банальнона чем-то тренироваться.
В рамках одного университета построить все варианты просто невозможно. Поэтому, когда есть сотрудничество с какой-то компанией для подготовки кадров под ее задачи становится понятно, какие кадры, какие задачи. Можно отобрать тех студентов, которым это действительно интересно, они будут в этом себя пробовать, отрабатывать задачи, в том числе выполняя уже какую-то работу для компании. И это очень хорошо, что мы с вами на эту тему как-то органично перешли, потому что, на самом деле, я как раз хотела еще сказать про использование виртуальной реальности и дополненной реальности. Как-то это не воспринималось всерьез раньше совсем. На ПМЭФ'е присутствовало достаточно много стендов, где была представлена либо дополненная, либо виртуальная реальность. У РЖД можно было зайти в этих очках в павильон Павловского вокзала и посмотреть фильм на экране в 3D. Здорово, очень красиво, и я не исключаю использования этого в искусстве и далее.
Но виртуальная реальность имеет очень большой потенциал и для развития именно в рамках производственных задач, в первую очередь в рамках развития человеческого потенциала на производствах. Виртуальная и дополненная реальность – это конкретный инструмент, который можно использовать для обучения людей определенным операциям. И не надо останавливать производство, не надо ждать 6 часов, когда все уйдут, идти показывать, как работать с конкретным станком. Цифровой двойник создается, загружается в виртуальную реальность. Этот станок со всех сторон можно рассмотреть, он абсолютно аналогичен тому, что будет стоять в цеху. Мы этот потенциал поняли уже достаточно давно, и мы тоже подобные виртуальные тренажеры разрабатываем. Купить станок – это огромные затраты, сделать виртуальный двойник этого станка, это несоизмеримо, это в сотни раз меньшие затраты.
Сами компании тоже должны принимать в процессе активное участие. Постоянно появляется новое оборудование. И нужно давать эту информацию, участвовать в программах обучения. И тогда мы будем более рационально использовать рабочее время наших сотрудников.

Материал подготовил Мануйлов Сергей.

 

Bottom Logo

Портал ЭлеЭкспо – это информационное интернет-издание в области электротехники, электроэнергетики и автоматизации.

Основная задача Портала — это оперативное информирование о новинках, которые были или только будут представлены на крупнейших российских и зарубежных электротехнических выставках.

Follow Us:

Контакты:
  • Телефон, e-mail:

    +7 921 7871 350, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Bottom Logo